По следам преступника. Общественно-политическая газета "Новости Югры" опубликовала статью о работе следователей-криминалистов Югры

08 Ноября 12:17

Из фильмов мы знаем следователя-криминалиста как человека с фотоаппаратом и неизменным чемоданчиком, который внимательно осматривает место преступления, ищет отпечатки, улики. Но то, что показывают в кино, лишь начало долгой работы. Как рассказал Денис Иноземцев, который более 15 лет в этой профессии, на вооружении современных криминалистов – несколько десятков различных экспертиз. Они позволяют найти преступника по отпечаткам, следам, ДНК и даже по запаху, который способен быть уликой до 35 лет после совершения преступления.

Важна моральная устойчивость 
Первый раз в качестве эксперта-криминалиста Денис Иноземцев выехал на место преступления в 2002 году.
– Это была кража в частном доме: вор залез в жилище через окно первого этажа. Я взял магнитный порошок, дактилоскопическую кисть (старый, проверенный метод, да и ничего более современного в то время не было) и на оконной раме обнаружил отпечатки пальцев. Дактилокарты преступника не оказалось в базе данных – отпечатки совпали через несколько лет, и преступление было раскрыто, – вспоминает Денис Николаевич.
Впервые на место убийства он выехал в 2003 году. Это было в Курганской области – там под Новый год в автомобиле расстреляли двух человек.
– Психологически я был готов к такой работе. В голове была установка: да, случилось непоправимое, но теперь моя задача – помочь найти преступника, чтобы он понес наказание, – рассказывает наш собеседник.
Моральная и психическая устойчивость – среди главных качеств людей этой профессии. Ведь следователь-криминалист должен четко выполнять свои обязанности вне зависимости от того, что видит на месте происшествия, будь то авто- или авиакатастрофа, убийство, пожар, теракт или другое преступление. 
Сейчас Денис Иноземцев – старший следователь-криминалист следственного управления СК РФ по Югре и занимается расследованием тяжких и особо тяжких преступлений против личности: преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы личности (изнасилования, насильственные действия сексуального характера), преступлений против жизни и здоровья (убийства и др.).
В составе следственно-оперативной группы он прибывает на место происшествия, при помощи специального оборудования осматривает его: выявляет, фиксирует и изымает следы, предметы и объекты, имеющие отношение к событию преступления, по которым впоследствии назначаются экспертизы и исследования. Главное – установить лицо, совершившее преступление, доказать его вину (в том числе с использованием следовой информации с места преступления), установить обстоятельства произошедшего.
Денис Николаевич имеет допуск к самостоятельному производству десяти видов экспертиз: дактилоскопической (исследование следов пальцев рук), трасологической (исследование следов обуви, зубов, босых ног, орудий взлома, следов протекторов шин транспортных средств, целого по частям), баллистической (исследование оружия, боеприпасов), технико-криминалистической экспертизе документов (исследование поддельных документов, ценных бумаг, денежных средств, штампов, печатей), почерковедческой (исследование рукописных записей, подписей), экспертизы холодного метательного оружия (исследование ножей и так далее), портретной (идентификация фото-, видео- изображений лиц), взрывотехнической (исследование взрывных устройств и взрывчатых веществ) и другим.
– На взрывотехническую экспертизу я учился отдельно, это сложный вид исследований, назначаемый в том числе при расследовании терроризма. Здесь есть чем гордиться: по одному из таких дел мы дали заключение, на основании которого преступника, изготавливавшего взрывное устройство, приговорили к реальному лишению свободы на семь лет, – поясняет он.

Улики из прошлого
Важнейший блок деятельности следователя-криминалиста, носящий аналитический характер, – изучение уголовных дел о нераскрытых преступлениях, в том числе совершенных в прошлые годы.
Как рассказывает Денис Иноземцев, недавно была раскрыта серия страшных преступлений середины прошлого столетия. Речь идет о серии изнасилований четырех малолетних девочек (9–13 лет) в Сургуте и Нефтеюганском районе. 
В распоряжении правоохранителей был только один след пальца руки преступника: его нашли на пакете, который насильник надел на голову одной из жертв. В те годы при работе со следом пальца руки он не был идентифицирован. Спустя годы криминалисты Югры повторно тщательно изучили и проанализировали материалы уголовных дел, в том числе вещественные доказательства.
В результате перепроверки единственного следа пальца руки по базе данных дактилоскопической информации след был идентифицирован с преступником. Оказалось, что он переехал из Югры в Ростовскую область, уже обзавелся семьей, детьми и, естественно, все отрицал. Доказали причастность насильника к остальным преступлениям с помощью анализа ДНК. Просто взяли у подозреваемого образцы и сравнили их с биологическими остатками на одежде жертв. Совпадение оказалось стопроцентным. Сейчас материалы дела переданы в суд, а обвиняемому грозит длительный срок заключения.
Денис Иноземцев говорит, что в основном преступления раскрываются по совокупности данных: экспертиз, фактов, анализа информации следователем, ведущим производство по делу.
Особенно помогают в раскрытии дела прошлых лет, в которых исчерпаны возможности проведения ДНК-экспертиз, одорологические исследования: они позволяют найти преступника по запаху. Специального прибора для этого не существует, используются специально обученные собаки. Собака-биодетектор запоминает исследуемый запах (например, смыв с шеи задушенного) и в случае обнаружения такого же в сравнительном ряду, включающем не менее десятка расположенных по кругу проб запахов (образцы пахучих веществ различных людей, в том числе вероятного подозреваемого), подает условный сигнал – садится. Чтобы исключить ошибку, каждое исследование проводится несколько раз с использованием нескольких собак-детекторов и в различных вариантах расположения проб в ряду. Как говорит Денис Иноземцев, запах консервируется биологическими объектами (кровь, сперма), в этом случае возможность его идентификации сохраняется до 35 лет. В 2019 в Бурятии благодаря одорологическим исследованиям доказали вину лица, совершившего преступление 23 года назад.
Большое значение в криминалистической идентификации имеет дактилоскопия, которая активно используется при формировании доказательственной базы по уголовным делам еще с XIX века. 
Наиболее точной является ДНК-экспертиза, она проводится в Югре с 2008 года и незаменима в случае преступлений против половой неприкосновенности. Вероятность ошибочных выводов при проведении ДНК-экспертизы еще более ничтожна, чем у дактилоскопии.

Новые дела – новые методы
Работа следователя-криминалиста не бывает узконаправленной и шаблонной. Каждое дело уникально, и эксперты всегда ищут новые подходы, применяют современные технологии, в частности цифровые.
Восстановить все, что было на телефоне, планшете преступника, независимо от факта удаления, следователям-криминалистам следственного управления СК РФ по Югре позволяет аппаратно-программный комплекс UFED Touch 2. Программное обеспечение «Мобильный криминалист» позволяет получать информацию с серверов, в облачных хранилищах данных – удаленные файлы: переписку, фото, базы данных, документы, а также работать с телефонами, планшетами. Программное обеспечение Belkasoft помогает получать информацию с персональных компьютеров и жестких дисков.
– Терабайты данных просматривать вручную невозможно – на это уйдут годы работы, а программа позволяет быстро искать то, что нам нужно, например бухгалтерский отчет за определенный период, – поясняет Денис Николаевич. 
В распоряжении отдела имеется цианакрилатная камера, которая используется для выявления застарелых и невидимых следов на поверхностях. Это телефон, огнестрельное оружие, различные гладкие поверхности. Цианакрилат вступает в химическую реакцию с потожировым веществом следов рук и тем самым их выявляет. Обычным способом (при помощи дактилоскопических порошков и дактилоскопических кистей) следы рук можно выявить, как правило, в срок до 1–2 недель после совершения преступления. Цианакрилатная камера позволяет выявлять следы, оставленные год назад.
Иногда установить личность человека следователям-криминалистам помогает не только стандартный набор криминалистической техники, а иные методы, например рентгенография. В практике следственного комитета имеется факт, когда в ходе тушения пожара был обнаружен сильно обгоревший труп – никто не мог его опознать. Были запрошены зубные карты всех стоматологических клиник города. Личность погибшего установили по одной из зубных карт, с привлечением стоматолога-техника, который в коронках зубного аппарата трупа узнал свою работу.
Следователи-криминалисты используют различную криминалистическую и специальную технику: нелинейные локаторы, беспилотные летательные аппараты, эндоскопы, портативные анализаторы взрывчатых веществ, 
георадары, обнаружители скрытых видеокамер, комплекты источников криминалистического света, экспресс-тесты для обнаружения следов биологического происхождения, эхолоты. Так, в 2018 году с помощью эхолота на дне водоема был обнаружен автомобиль с двумя трупами.
Как говорит Денис Иноземцев, следователи-криминалисты постоянно обмениваются опытом в масштабе всей России. Если в субъекте РФ преступление было раскрыто с применением нового способа, метода, специальной техники, это должно быть апробировано и внедрено на всей территории страны. Чем больше методов на вооружении следователей, тем меньше шансов у преступников остаться безнаказанными.
Справка
За 9 месяцев 2019 раскрываемость Югре:
– убийств (ст. 105 УК РФ) – 92,9 %;
– изнасилований (ст. 131 УК РФ) – 90,9 %;
– умышленных причинений тяжкого вреда здоровью, повлекших по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК РФ) – 100 %.

Источник: https://ugra-news.ru/article/po_sledam_prestupnika/
При копировании материала с сайта, активная ссылка на оригинальный материал обязательна.